«В один день сожгли 7 тысяч самолетов»

Олег Лейко (фото: Б. Осетнинский)«У нас в стране только один государственный авиационный музей в Монино и жалкие потуги что-то представить в Ульяновске и в музее ВВС Северного флота. Для сравнения: в США около 200 музеев, в Англии – порядка 100», – заявил газете ВЗГЛЯД соучредитель фонда «Крылатая память Победы» Олег Лейко. Он рассказал, почему в России сохранилось так мало самолетов прежнего времени.

В Жуковском готовятся к празднованию 100-летия ВВС России. В понедельник уже прошла репетиция парада, а в выходные в торжественных мероприятиях примут участие российские и иностранные пилотажные группы.

Кроме того, в субботу состоится ретроавиашоу «Легенды мировой авиации» с участием восстановленных самолетов периодов Первой и Второй мировых войн и ветеранов всех стран – участников Второй мировой войны, сообщает РИА «Новости».

Программа рассчитана на два дня. И в субботу, и в воскресенье авиашоу будет открываться в 11 утра пролетом шестерки штурмовиков Су-25 с цветными дымами, они же будут завершать показ около 7 вечера. Дважды в день, утром и вечером, в небе над Жуковским будет появляться смешанная группа из 21 самолета – пяти Су-27, восьми МиГ-29 и восьми Су-25, построившихся в виде цифр «100». Разумеется, не обойдется без выступления авиационных групп высшего пилотажа ВВС России «Русские Витязи» и «Стрижи» (смешанная девятка из пяти Су-27 и четырех МиГ-29), «Беркуты» (на шести Ми-28Н), а также пилотажной группы ДОСААФ «Русь» (на шести L-39), говорится в авиационном журнале «Взлет».

У «Легенд мировой авиации» есть отдельный сценарий, о самолетах – участниках ретроавиашоу газете ВЗГЛЯД рассказал вице-президент Федерации «Реставраторы России», соучредитель фонда «Крылатая память Победы» Олег Лейко.

ВЗГЛЯД: В празднике будут участвовать самолеты из коллекции фонда «Крылатая память Победы». Что это за модели?

Олег Лейко: Будут легендарные советские истребители МиГ-3, И-153 «Чайка». И-15бис – это тоже старинный истребитель Поликарпова, будет спарка на его базе – двухместный учебный самолет, который делался по заказу Минавиапрома СССР для освоения летного мастерства Василием Сталиным. Тогда нужно было сделать самолет более безопасным, чем спарка на базе И-16, но Сталин-сын потом отказался на нем летать и летал на обычном «ишаке» («Ишак» – истребитель И-16 – прим. ВЗГЛЯД). По-2, конечно, будет. К нашей коллекции примкнул любитель авиации на самолете МиГ-15ути – это учебно-тренировочный истребитель. Их тоже было много, они воевали и в Корее, но в настоящее время в стране остался один. За пределами страны их полным полно, а в России их перерезали на металлолом и сдали. На памятниках находится 5–6 самолетов такого типа и один летает. Это тот тип самолета, на котором в свое время упал Ю.А. Гагарин.

ВЗГЛЯД: Насколько безопасны сейчас полеты на таких машинах?

О. Л.: Общая ситуация с авиацией в стране тяжелая, поэтому о безопасности я бы не стал рассуждать вообще. Это бессмысленно. У нас может упасть все что угодно, в любой момент. Как, впрочем, и во всем мире.

ВЗГЛЯД: Для пилотирования старых самолетов требовалась какая-то специальная подготовка?

О. Л.: Старость их условна. Старость их в том, что они имеют конструкцию образца «дремучего года». Но старых самолетов в принципе не существует. Пока он может летать, ему дают разрешение на полет. Для того чтобы он мог летать, требуется постоянно заменять детали, вышедшие из строя, другими, вновь изготовленными или исправными. Как только самолет получает такое разрешение, он безопасен. Это длится приблизительно в течение года до следующего осмотра.

Просто переход с современной техники на старую иногда вызывает проблемы. Но у летчиков уже есть опыт. Совершенно разный тип взлета и посадки, когда опора идет на хвостовую часть и когда опора носовая.

ВЗГЛЯД: Кто пилотирует самолеты?

О. Л.: Обычно машины пилотируют летчики-испытатели, но некоторыми управляют и летчики-любители. Например, на одном из По-2 летает владелец вместе со своими товарищами. Это чемпион мира по аэробатике на легких самолетах Александр Курылев, который объединился с друзьями, они впятером купили самолет и сами на нем летают. На остальных российских самолетах летают летчики-испытатели или линейные летчики.

ВЗГЛЯД: Откуда берутся эти самолеты?

О. Л.: Их надо строить. Берется за основу макет, или из болота что-то удастся достать. И дальше нужно собирать по частям. Наша коллекция принадлежит одному из соучредителей Фонда «Крылатая память Победы» Музею техники Вадима Задорожного. Музей объединяет все технические вопросы. У них есть интересы и в области танкостроения, их танки ездили по Красной площади во время парада. Самолеты – это только узкий сегмент в этом музее, но они собрали уже одну из самых лучших коллекций. Музей аккумулирует самолеты у себя и изыскивает средства для того, чтобы их реставрировать или отстраивать.

ВЗГЛЯД: Получается, постройки новых машин больше, чем реставрации?

О. Л.: По-разному бывает. Иногда получается довольно интенсивная реставрация, а иногда начинаешь работать с материалом, кажется, что он очень даже ничего, но потом оказывается, что там и взять нечего, приходится перестраивать заново. Но то, что наши предки создали, мы всегда можем повторить, по идее.

ВЗГЛЯД: А на празднике какие будут самолеты? Отреставрированные или отстроенные заново?

О. Л.: Единственный самолет, в котором осталось не так много оригинальных частей, – это ДИТ (двухместный истребитель 30-х – прим. ВЗГЛЯД). Он условно реставрирован. А все остальные имеют в составе достаточное количество оригинальных деталей.

ВЗГЛЯД: Все самолеты будут летать? Или некоторые будут на выставке экспонироваться?

О. Л.: Будут представлены некоторые статические самолеты частными компаниями. Они тоже пытаются сделать машины летными, но у них для этого не хватает специализированного персонала.

ВЗГЛЯД: Где вы берете деньги на реставрацию?

О. Л.: Это сложный вопрос. Иногда из карманов берем, иногда где-то пытаемся заработать, иногда получается что-то заработать музейным работникам. Если бы не были энтузиастами, никогда бы не занимались этим.

ВЗГЛЯД: А государственная поддержка какая-то все же оказывается?

О. Л.: Поддержку мы много раз запрашивали. На некоторых бумагах даже есть резолюция В.В. Путина о том, что идея хорошая. Но, к сожалению, дальше этого дело не идет. Нам нужен аэродром, потому что коллекция существует сейчас на птичьих правах. Вот сейчас мы находимся на территории ЛИИ имени М.М. Громова. За то, чтобы самолеты могли стоять здесь, в г. Жуковском, ЛИИ берет деньги. Это понятно, ведь у них гигантский аэродром, и его надо поддерживать в рабочем, исправном состоянии. Но с собственной истории пытаться содрать последнюю шкуру – это, может быть, и ошибочное решение. Но есть прейскурант и начальник института, который совершенно спокойно подписывает договоры.

ВЗГЛЯД: Как идет взаимодействие с ВВС?

О. Л.: Фонд «Крылатая память» организует под эгидой ВВС и прочих организаций это мероприятие, финансирование и бремя организации поставок топлива возложено на ОАО «Оборонсервис».

ВЗГЛЯД: Чья была идея устроить авиашоу?

О. Л.: Идея пришла в голову главнокомандующему ВВС Александру Зелину, и ее поддержал сменивший его Виктор Бондарев. Мы перед этим ВВС неоднократно говорили, что надо летать, но они всегда были против. А теперь стало ясно, что к столетию ВВС, кроме современных самолетов, у ВВС ничего нет. И не потому, что их продали когда-то, а потому, что в 1945 году их просто уничтожили. Наши самолеты были в основном деревянными, после войны летчики продолжали летать, а деревянные машины иногда разрушались прямо в воздухе. Поэтому Сталин издал указ, по которому практически в один день сожгли около 7 тысяч самолетов по всей стране. Почему при этом никому не пришло в голову, что надо хотя бы что-то сохранить для музеев, поместить в ангары? Наверное, потому, что у нас ни аэродромов, ни ангаров тогда нормальных для этого не было. До сих пор у нас в стране только один государственный авиационный музей в Монино и жалкие потуги что-то представить в Ульяновске и в музее ВВС Северного флота. Для сравнения: в США около 200 музеев, в Англии – порядка 100, скоро даже Китай нас обгонит.

ВЗГЛЯД: Много ли вообще в мире и в России летающих исторических самолетов?

О. Л.: Я бы оценил общее количество в мире порядка двух тысяч сохранившихся самолетов до 1945 года. Из них в России около 12.

ВЗГЛЯД: Все 12 в коллекции фонда «Крылатая память Победы»?

О. Л.: Нет. Есть еще частные владельцы. В Красноярске и Самаре летают на По-2. По-2 – это вообще самый массовый в истории человечества самолет. Построили около 43 тысяч штук, поэтому по нему осталось много интересных материалов, можно найти запчасти на них. Народу это нравится, некоторые пытаются их вполне успешно реставрировать самостоятельно. И летают потом.

ВЗГЛЯД: Сколько по времени будет длиться праздничная программа? Что в нее входит?

О. Л.: На историческую часть отведено 2,5 часа. Будет 8 российских самолетов с российскими пилотами и планируется 12 самолетов с иностранными пилотами и с иностранной регистрацией, но это в основном те самолеты, которые служили в наших ВВС, оставлялись по ленд-лизу или еще как-то, а сейчас в России фактически исчезли и их не найти. Они сами по себе. Это обычные владельцы исторических самолетов.

Будут полеты, пролеты, воздушный бой, полеты самых первых самолетов, будет «Блерио» XI, который летал через Ла-Манш в 1909 году, шведские летчики на «Дуглас» DC-3, будет летать «Каталина». Многих уже перестали ждать из-за непогоды, движется циклон, но все прилетели. Повеселимся. Все самолеты, которые смогут взлететь, будут участвовать в празднике.

Надежда Журба
«ВЗГЛЯД.РУ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *